Потерянные души

Спотыкаясь, мы с Жаком вышли из дверного проема прямо на широкое поле, залитое тусклым светом и поросшее высокой пожухлой травой. Было холодно, все вокруг было подернуто серой дымкой. Фель исчезла, соорудив дверной проем в мертвом дереве позади нас. Мудрое решение. Я обхватила себя руками от холода.

– Надо было захватить куртку.

Жак поежился.

– Могло быть и хуже.

Вдалеке виднелся пруд – одинокий и мрачный, окруженный жидкой рощицей. Почему эти существа не живут на тропических островах? Я бы не прочь прокатиться на Гавайи.

Я сдвинула брови.

– Тебе лучше спрятаться, когда мы подойдем поближе – я сделаю вид, что пришла одна. Тогда у нас больше шансов Потерянные души увидеть ее, если она вообще здесь.

– С тобой точно все будет в порядке?

– Если не будет, ты сразу заметишь, поверь мне.

Жак улыбнулся, и мы продолжили шагать через поле в молчании. Когда от берега пруда нас отделяли несколько метров, Жак отошел в сторону и спрятался в лохматой роще. Взяв в одну руку Тэсси, я подошла к самой кромке воды, подняла с земли камень и швырнула его в пруд. Никакой реакции. Я проделала это снова. Опять ничего.

Признаться честно, я очень надеялась, что ничего не выйдет. Ведьмы живут в прудах и заливах и выглядят как скрюченные старухи. Не слишком Потерянные души симпатичный облик, но то, что под ним, – еще хуже. Под чарами ведьмы тошнотворно зеленые, с большими круглыми рыбьими глазами белого цвета. Их волосы похожи на клочья гниющих водорослей, а во рту три ряда острых черных зубов. Я уже говорила, что ведьмы едят детей? Да‑да. ДЕТЕЙ. Они просят их помочь старушке, а затем затягивают под воду и держат там, пока те не перестанут сопротивляться. А затем сжирают их целиком.

Инструкции по работе с ведьмами довольно просты. Их нельзя поймать в воде – там они слишком сильны. Но если удается выманить ведьму наружу, то ее нетрудно вырубить электрошокером, а затем Потерянные души следует нацепить на нее браслет и быстро запросить перемещение. В отличие от вампиров ведьмы не подвергаются нейтрализации. Их держат в специальном месте где‑то в Сибири. «Гуманное лишение свободы», – так это называют в Агентстве. Довольно странно, учитывая то, что в ведьмах нет ничего человеческого, тем более гуманного.

Десять минут бессмысленного метания камней в воду меня утомили. Может, я уже старовата, чтобы привлечь ведьму Я оглядела пруд в поисках доказательств, что не зря трачу здесь время. Растительность вокруг была еще мертва: весна пока не добралась до этой части Ирландии. Вдруг я заметила справа нечто необычное. Метрах в пяти от меня высился небольшой холмик Потерянные души странной формы, весь в серо‑зеленую крапинку – странное сочетание для этих мест. Вытаскивая Тэсси, я осторожно подобралась к холму. Вокруг витал сильный запах плесени. Он исходил от ведьмы. Затаив дыхание, я на цыпочках обошла распростертое на земле тело ведьмы. Я не верила своим глазам.

Ведьма была мертва.

Я никогда не знала, от чего умирают ведьмы. Они были одними из тех существ, которые жили вечно – вроде русалок. Но эта ведьма определенно была мертва. Под искусственным обликом, созданным чарами, я отчетливо видела, что ее молочно‑белые глаза были широко раскрыты, а отвратительное лицо застыло в маске удивления. Что здесь произошло?



Я Потерянные души осмотрелась вокруг в поисках подсказок, но ничего не увидела. Прищурившись, я снова принялась рассматривать ведьму. Под чарами было что‑то еще – прямо на ее груди, замотанной в кучу тряпок. Я подобрала с земли палочку и отодвинула ткань. На коже ведьмы виднелся еле заметный след – бледно‑золотой отпечаток руки, который рассеивался прямо на моих глазах, пока совсем не исчез.

И тут меня посетила страшная догадка. От тела ведьмы в холодном воздухе исходил легкий пар: значит, она была еще теплой. Ведьма погибла совсем недавно.

– О, бииип, – прошептала я.

– Я выпрямилась, держа Тэсси наготове, и принялась оглядываться. Теперь все вокруг казалось Потерянные души мне подозрительным, как будто за каждым коричневым кустом таилась неминуемая смерть. Жак? – тихонько позвала я, пятясь подальше от пруда. Я надавила кнопку тревоги на коммуникаторе, надеясь, что Фель не успела уйти далеко и ждет нас для перемещения.

– Жак? – мне не хотелось издавать громких звуков. Хотя это было бесполезно – я так долго стояла на самом виду, что меня бы заметил кто угодно. Где‑то слева, довольно далеко, я услышала хруст ломающейся ветки. Уронив на землю сумку с браслетами, я выхватила нож.

– Жак? Жак, это ты? – мой голос дрожал так же сильно, как мои руки. – Жак?

Вдруг воздух сотряс пронзительный вопль Потерянные души, как будто чью‑то душу силой вырывали из тела. Душу Жака! Из его тела! Ненавидя себя за это, я развернулась и изо всех сил помчалась к дереву, в котором исчезла Фель. Если это существо справилось с ведьмой и с Жаком, у меня не было шансов. Судорожно хватая воздух ртом, я мчалась быстрее ветра. Я спасалась от неминуемой смерти, которая в любой момент могла меня настигнуть.

Дерево было все ближе – но там никого не было. Фель еще не ответила на вызов. Я бежала, задыхаясь и всхлипывая. Если эльф не придет сейчас, я погибну! Я добралась до дерева, но ее все не Потерянные души было. Меня трясло так, что я боялась не удержаться на ногах, но развернулась, желая встретить смерть лицом к лицу. Поле было пусто. К моему горлу подкатили рыдания. Я не знала, что делать – продолжать ждать Фель или рискнуть и назвать ее тайное имя. Когда я уже готова была выкрикнуть его, за моей спиной вспыхнул свет, и я схватилась за протянутую руку эльфа.

– Вперед, скорее! – За вершинами деревьев я увидела огненный всполох, и дверь за нами закрылась.


documentaovaznd.html
documentaovbgxl.html
documentaovboht.html
documentaovbvsb.html
documentaovcdcj.html
Документ Потерянные души